Календарь, который нравится всем.

Думаете, что повесить на стенку в наступающем году? У нас есть кое-что для вас.

Уже месяц на Planeta идет сбор на наш календарь на 2017 год. Календарь называется "12 шедевров народной живописи" и мы делаем его вместе с издательством "Три квадрата".  Выглядит он так.





Каждый месяц календаря украшен героем живописи из моего музея "Дом со львом". Живопись была сделана неизвестным мастером в начале ХХ века и чудом сохранилась. Многие приезжают посмотреть на героев живописи, а теперь у вас есть возможность видеть их в гостях у себя дома целый год!

 "Дом со львом" находится в Саратовской области, в небольшом селе, где живут 260 человек. Дня них мы построили культурный центр, который сами содержим (я на свою невеликую з/п и на пожертвования). Каждый календарь - это помощь нам в оплате электричества и интернета в культурном центре, куда приходят местные и куда всегда можете приехать вы (и это принципиально бесплатно). А еще это стажировка сельской учительницы английского языка в Москве.
Купить календарь можно тут, он стоит 500 рублей и там есть еще куча дополнительных акций.

Посмотреть ролик, узнать больше и получить брейнгазм:

О позднятине

Иногда слушаешь народную песню и понимаешь - как вчера написано! Ок, не вчера, но написана она не раньше XIX века, скорее всего, его конца.

Смотрели мы тут с Сашей клип на их спектакль "Рождество", который они сделали вместе с группой "Отава Ё".
В тамошней песне слогам неуютно в музыкальных фразах, ударения в словах смещаются, например: "На небе зорька ясно засьяла (wtf?) / И людям светом сИ-и-я-ет / Время спасения нам указала / Бога Мария рО-ождает".

Послушайте сами:



И, даже зная, какие причудливые для современного уха бывают распевы у действительно старинных песен, сразу чувствуешь - тут явная позднятина, больно уж искусственно и нескладно прилажены текст и музыка друг к другу (к творчеству собственно группы это отношения не имеет, естественно, они поют отлично).

А вот любимая мной песня почти забытого сейчас коллектива - сестер Федоровых. Забыты и даже запрещены они были потому, что одна из пяти девушек эмигрировала, и лавочку быстро прикрыли. Хотя голоса потрясающие, и как спеты. Эта песня сильно косит под народную, однако некоторые места выдают в ней способ мышения уже советского времени.



Ясный месяц на реке
Высветил дорожку
Милый где-то вдалеке,
Скучно у окошка.

Я ждала его, ждала,
Чуть не до рассвета,
Приготовила слова -
А его все нету.

Может, с кем-то в час ночной
Звездочки считает?
Он ведь парень озорной,
Кто его не знает?

В небе звездочка горит,
Светит как обычно.
Не роса в траве блестит,
А слеза девичья.

Ясный месяц над рекой
Спрятался за тучей.
Потеряла я покой
От обиды жгучей.

Я ждала его, ждала,
Чуть не до рассвета,
Приготовила слова -
А его все нету.

В песне есть образы, которые можно представить в прошлой жизни, типа конская дуга как девичья коса "не роса - а девичья слеза", "ясный месяц", и прочие рассветы.

А есть выражения, которые проявляют советскость песни - например, кто бы сказал до революции: "приготовила слова", "кто его не знает?", "светит как обычно"? Прямо Агния Барто, и это очень слышно. Не ведитесь, такие песни - не народные. Послушайте сто штук и на раз будете отличать.

Зато поют Федоровы лучше всех. Вот как ту же песню исполняют, например, в Саратове.



А теперь переслушаем снова сестер. Кайф!








 

Снова туда, где море огней_Едем в Вологодскую область 4-6 ноября. Все приглашены!

Тех, кто проникся Вологодской областью, я приглашаю в поездку туда на ноябрьские.



В этой поездке мы увидим: Вологду, купеческое село Устье Кубенское на озере, село Заднее с его росписью на домах и кирпичной архитектурой рубежа веков, базу "Карп Савельич", ставшую в последнее время лидером по скадальному туризму в области, Тотьму, в которой самые красивые храмы и прикольная видео-игра (в конце которой все обнимаются), Кульсевель музей техники с катанием на тракторах. И это не все.


фото из выезда в марте 2016

Такие поездки по малым городам и селам мы делаем вместе с моими московскими друзьями, проектом ВГлубинку. Главная идея наших путешествий это фокус на местных. Нам все показывают люди, которые живут "на земле": это может быть дружественный директор музея, священник, руководитель сельского клуба или просто лихой краевед. Плюс общая незаезженность мест и добрая компания, которая обычно складывается сама собой (в поездке в среднем около 15 человек).
Начало ноября время средней прекрасности. Уже холодно и не факт, что лежит снег. Зато это длинные выходные и нас везде будут ждать те, кого мы встречали в этноэкспе.
Поездка будет созерцательной, для тех, кто не боится церквей, адекватных экскурсий, кому не скучны музеи. Угара тоже будет много, одна баня чего стоит)

Уже хотите? Пишите мне вк или фб или на почту info@vglubinku.ru. Ответим в течение суток, постараемся сразу.

14287909_112092129253584_8663201094777700352_n.jpg

План путешествия
3 ноября, четверг.
21:50 Отправление на поезде из Москвы в Вологду (купейные билеты от 2800 р, но есть возможность купить плацкарт, он дешевле).
4 ноября, пятница.
Рано утром прибываем в Вологду (все поезда там очень ранние), идем в тайм-кафе, где "досыпаем" до приличного времени. Завтракаем. Гуляем по Вологде.


Выезжаем в Архангельское, где к нам присоединяется знаменитый alex_bykov35. Осматриваем Михайло-Архангельский собор с росписью местного мастера Платона Тюрина.
Пьем чай в местном центре традиционной народной культуры (кто там хотел бабушек?).
Гуляем по селу Устью Кубенскому.
Обедаем в Устье.
Смотрим местный музей.
Едем в Заднее, где едим карпов и уток, паримся в бане и ночуем. По желанию можно влезть в сундук!


5 ноября, суббота.
Завтракаем.
Гуляем по селу Заднему.
Выезжаем в Тотьму, где нас ждет обширнейшая программа про выварку соли, достижения местных мореходов, смешная игра и самые красивые церкви. А еще там сделали современный культурный центр "АнтреСОЛЬ" он на картинке.


Обедаем.
Смотрим Спасо-Суморин монастырь с его залежами прялок.
Ужинаем с самым прекрасным директором музея – Алексеем Новоселовым.
Спим.

6 ноября, воскресение.
Завтракаем.
Едем в Усть-Печеньгу с ее мраморным иконостасом и видом на сухонскую ширь с колокольни.
Пьем чай в местном центре культуры, где нас вдобавок научат отличать ендову от братины.


Переезжаем в Кульсевель – там музей сельхозтехники и катание на тракторах/лошадях.
Выезжаем в Вологду, ужинаем.
Отправляемся в Москву. Прибытие – 7 ноября в 6:23.

Как записаться в поездку?
Пишите мне вк или фб или на почту info@vglubinku.ru.

На чем передвигаемся?
На приличных микроавтобусах, которые бронируем специально для группы. Прокатиться на буханке или рейсовом ПАЗике не в этот раз)
Где живем?
У нас на маршруте две ночевки. Одну ночь мы проведем на базе "Карп Савельич" там теплые домики, есть туалет на улице, есть в доме, баня. Вторая ночь в кемпинге в Тотьме, скорее всего, в "Аляске". Несмотря на то, что со стороны "Аляска" напоминает бесконечную тусовку дальнобойщиков, это тихое место с душем, уютными номерами и ужасно вкусными завтраками.

Мы пара, можно ли будет поселиться вдвоем?
Мы сделаем для этого все возможное.

Что едим?
Почти все наше питание будет заказано для нас заранее это завтраки, обеды, ужины. В "Карпе Савельиче" обещают авторскую кухню, в других местах - просто нормальную. Мы в экспе ели, живы, довольны. Если вы не едите какие-то продукты, пожалуйста, сообщите мне заранее и вы их у себя в тарелке не увидите.

Что пьем?
Мы еще пока не встали на скользкий путь организации алко-туров, поэтому приходим к взаимопониманию прямо на месте.

Можно ли с детьми? (особенно вяжется с предыдущим пунктом)
Можно, будет комфортно детям от 10 лет (это, скорее, про развитие, а не про точный возраст).

Кто вообще ездит с вами?
Ребята и девушки 23-35+ лет, преимущественно из Москвы, разных профессий: заносит и мультипликаторов, и чиновников. Объединяет всех интерес к глубинке (разной глубины :)

Есть фотки и отзывы?
Кликните по картинке и посмотрите фото из нашего похожего мартовского путешествия по Вологодчине.



Размер группы?
По традиции не больше 15 человек. Традиция выведена эмпирически.

Стоимость поездки?
10400 рублей.

Что входит в стоимость?
Все, кроме билетов на поезд.

Скидки детям?
Напишите нам, мы попробуем выбить скидку у принимающей стороны.

Еще раз, как записаться?
Пишите мне вк или фб или на почту info@vglubinku.ru

Свой вопрос?
Отвечу на него в каментах или лично, вк или фб.

Всегда ваш, вологодовед Юля и мой бутик с черной икрой.



Спасибо за фото arksobolev, murysina, Андрею Макаренцеву и Дарье Моргуновой.

Приглашаю в "Дом со львом"_24-25 октября



Короткая предыстория
Я сижу на фоне стены в своем музее.

Музей находится в Саратовской области совсем далеко от моего любимого Русского Севера и от моего родного Петербурга. Зато музей а это простой разрушающийся крестьянский пятистенок такой один. Он от пола до потолка расписан евангельскими сюжетами и просто сумасшедшими картинками начала ХХ века. Музей называется "Дом со львом", я его довольно случайно купила, когда хозяева решили раскатать дом на баню, и занимаюсь им последние пять лет. Вот его сайт.
Музей некоммерческий, за что меня часто и справедливо ругают, но такой уж я сумасшедший бессеребреник.



Музей находится в селе Поповка, там живут 260 человек, есть школа, населенная прекрасными детьми и учителями. Для местных и гостей села пару лет назад рядом с музеем мы построили по гранту культурный центр. Туда приходят за книгами и чувством свободы. Там же мы проводим всякие культурные мероприятия вроде ночи астрофотографии или дней индийской культуры. А еще мы любим показывать сельским ребятам мир, и в течение года вывезли их в Саратов, Москву, Петербург и даже в Германию.

В культурном центре вот такое звездное небо, внаглую передранное у моего обожаемого Джотто. И, конечно, оно отсылает нас к небесам в северных часовнях. Небо граничит с окном в пол, окно граничит с бескрайним полем, которое уже не граничит ни с чем. У культурного центра тоже есть сайт.



Как это можно увидеть?
С этим-то проблем нет, просто приезжаете в любой день и вас встречают местные у них есть ключ.

Другое дело, что я в "домике" бываю не очень часто. Но вот внезапно у нас будет проходить стажировку Мария Головина, музейщик из Кемеровской области, ввиду чего ожидается большая движуха.

Приглашаем в гости 24-25 октября. Что будет? Можно посмотреть музей и культурный центр, пообщаться с местными, организовать вместе с нами фотовыставку, погулять, посетить местный горнолыжный курорт с бассейном под открытым небом, погулять по очаровательному Хвалынску.
Приглашение совершенно некоммерческое мы зовем вас в гости, даже если мы с вами незнакомы. Хотя, если вы смотрели выпуски ВологодЭтноЭкспа, вы меня знаете хорошо и можете не бояться)

Из Москвы ехать ночь на поезде или 10 часов на машине. Ночевать можно прямо в культурном центре (там тепло, есть спальники и даже кофемашина) или в Хвалынске, где множество гостиниц от 250 р.
Ваши вопросы в каменты, все расскажу.
Приглашаю!


вариант сервировки

Мы купили синий-синий, презеленый красный сундук

Перед отъездом в Москву у одного знакомого антиквара мы купили сундук. Тема захотел сундук внезапно, поэтому мы не смогли попасть в закрома - они обычно находятся в гаражах - и довольствовались магазином на улице Зосимовской.

Там оказалось кое-что из старого деревенского стаффа.
Сундуки. Верхний - Макарьевский, роспись по жести. Нижний, большой, расписан резиночкой по лаку - это даже не вполне роспись, а художественная имитация ценной породы дерева. Негоже иметь простой сосновый сундук - надо было его улучшить, приукрасить, на худой конец - сымитировать дуб).
Но этот сундук не взяли - показался слишком громоздким.



Два веселеньких - великоустюжские сундуки. С ними все хорошо, они ужасно красивые, но покупать их для домашнего использования я не рекомендую. Расписаны они краской по левкасу, то есть по подложке из смеси клея и мела, которая отваливается кусками, если ее часто трогать.



Рядом - прялки и швейка. Покупку прялки мы не рассматривали, так как куда ее приладить сейчас? Кстати, некоторые отрезают прялкам ноги и вешают на стенку. Ну, ничего, на страшном суде с них спросится.



В результате мы остановились на простом, но крепком суддуке, расписанном маслом. От него ничего не отвалится, он сто лет простоял и еще сто лет простоит. Роспись выполнена, вероятно, костромским отходником, начинающим мастером или учеником. Сундуку около ста лет.



Сейчас на рынке огромное количество подделок. На всякий случай, я посмотрела на сундук вблизи. Мазок старинный, все ок. Современные мастера так просто не пишут, не подделывают.



Сундук займет место в студии. А мы вернулись и заняли свои места в своей обычной жизни. Которая, есть чувство, обычной-то никогда уже не будет)

Выпьем за развитие внутреннего туризма



Сегодня мы пьем за удачное начало окончания экспа. А я пью каждый тост за развитие внутреннего туризма. Уж на что я люблю Вологодскую, но есть и другие места, куда здорово ездить. Например, Архангельская область, которую я люблю еще больше. Куда вообще на севере России ездить? Читайте в этом посте.

1. Асташово. Я бы написала это кэпсом - ВСЕ В АСТАШОВО. И жирным бы выделила, но будет слишком. Асташово - это терем в костромской глуши, который восстановил из руин московский предприниматель Андрей Павличенков. Терем был построен в конце XIX века разбогатевшим крестьянином. Он же запустил в пруд карпов, повесил золотую люстру на башню, но туалет сделал во дворе - иначе негоже. Андрей ехал мимо в 2005 году, увидел терем, решил отреставрировать. Представить масштаб содеянного не получится, нужно приезжать и трогать руками. Реально - на выходные из Москвы (600 км от МКАД) или СПб. Приехать, можно, кстати, с ночевкой, бронировать на astashovo.booking@gmail.com



2. Погорелово. Это оригинальный, почти нетронутый терем недалеко от п. 1, в Костромских лесах. В 1970-е его выкупила семья московских художников, в тереме нет электричества, а вокруг вымершие деревни, зато внутри прекрасные интерьеры. Посетить терем можно самостоятельно, а можно отправиться на экскурсию из Асташова.



3. Монзенская железная дорога. Длиннейшая в России частная ж/д, более 200 км. Почти полностью идет по территории Вологодской области мимо частично заброшенных лесопоселков, есть услуга аренды дрезины с открытой площадкой, напоминающей палубу Титаника в лесном океане. Есть ответвление в изумительный Солигалич соседней Костромской области.



4. Тутаев – идиллическое место, где все на своем месте все – от церквей в городе до ложек на кухне в гостевом «Доме Романово на Волге». Кроме невообразимой красоты, на которую можно смотреть днями, там есть активные местные жители – они строят парк и можно приехать и помочь им.



5. Сольвычегодск – город, где стартовал самый, пожалуй, успешный род в истории России – Строгановы. Основатель династии, Аника, сообразил, что нужно выпаривать соль, припряг к этому местных крестьян и под конец жизни кредитовал царя, хотя сам ходил все время в старом отцовском кафтане. Самый кайф – приехать в Сольвычегодск с палаткой, переночевать на берегу Вычегды, с костром, а утром пойти в храмы. Идти там пять минут, контраст ужасный, и чем вы будете грязнее, тем больше поймете, что чувствовали чернецы, входя в эти церкви четыреста лет назад. А еще там санаторий.


6. На Мезени, реке на северо-востоке Архангельской области, дорогу ждали триста лет. И вот когда поселки стали вымирать – дорогу сделали, и она получилась даже не ужасной. На Мезень надо ехать сейчас, пока оттуда еще не все вывезли. В июле там белые ночи, тепло, хороший автостоп, разные праздники, много пейзажей с огромной северной рекой, церквей, крестов и прочих заповедностей. Если назвать одно место на Мезени, которое надо видеть обязательно – это, конечно, Кимжа.
Местные бабушки предложат ночлег и питание.


7. Кенозеро. Место фантастической концентрации того, что я считаю самым русским – деревянных церквей и часовен, расположенных по берегам озер. Огромный парк уже двадцать пять лет грамотно развивается и сегодня предлагает любые программы, нужно только добраться.




 

Рецепт правильного дня в Устюге

Вотчина – это полная ерунда. Ехать в Устюг надо следующим образом.

Рано утром приехать в город на автобусе. Взять такси до набережной.

Напротив Соборной горки выйти на середину Сухоны – там мелко. Оказаться в воде среди храмов.

Разглядеть на горизонте Троице-Гледенский монастырь, рифмующийся с елками.



Заняться сексом в прибрежной траве (в восемь утра вас почти никто не побеспокоит).

Позавтракать Великоустюжским кефиром и местной булочкой. За завтраком прочитать главу об Устюге в книжке «По Сухоне и Северной Двине».

Забраться на колокольню, сделать классическое фото Устюга.


Загадать желание на черном камне на набережной.

Купить книжки в музее – розовый особняк на Набережной.

Зайти в экспозицию народного искусства. Посчитать количество львов, нарисованных на дверях и заборках.

Искупаться в мыльной пене, которую взбивают коврами на набережной проснувшиеся и взявшиеся за уборку горожане.

Примерить десяток колец в магазине при заводе «Северная чернь». Купить серебряную подвеску за 200 рублей.

Покататься на лодочке на пруде.

Найти на Красной улице дом XVIII века, стоящий боком. Найти место, где сходить за ним по-маленькому.

Зайти в магазин «Алладин».

Найти двуглавого орла в решетке церкви Вознеcения.

Сфотографировать все изразцы на церквях.


Пообедать.

Посмотреть росписи в Михайло-Архангельском монастыре.

Купить местного лимонада.

Сесть в автобус, уехать в Котлас, оттуда на поезде – в Петербург.

На велосипед — и в Николу. Несколько слов о Николае Рубцове

В моих экспедициях (когда с рюкзаками по лесу) мы всегда поем под гитару песни на стихи Николая Рубцова например "В горнице моей светло", "Разбросала косы русые береза" или "В нашем поселке огни не погашены". Здесь у нас Саша пишет новую песню каждый день, но мимо Рубцова нам, раз экспедиция, все равно было не пройти. Хотя, конечно, это фигура речи "не пройти", пришлось долго ехать. Никольское расположено не очень удобно, давно так не трясло 70 км по лесу, как трясло на пути туда. И ежегодно сотни людей точно так же трясутся, чтобы добраться в село Никольское на юге Тотемского района, где жил вологодский поэт Николай Рубцов. Что они там находят? Об этом я поговорила со своей подругой, филологом и участником экспедиций в село Николькое, Марией Акимовой.


Кто нам Рубцов?
Рубцов нашим соотечественникам известен, даже если они сами того не подозревают – по песне про букет для любимой: «Я буду долго гнать велосипед…». Они написана на его стихи. Кто-то вспомнит, что он погиб совсем молодым от рук любимой женщины. Часто на этом знакомство с Рубцовым и его творчеством заканчивается. И жаль. У него есть и стихи гениальнее, и жизнь была удивительная, не только смерть. Его часто, как-то по привычке, причисляют к «тихим лирикам». Уходящие деревни, умирающие храмы воспел. Это всё, конечно, Рубцов. И в первую очередь. Но не только. В нем невероятная энергия сконцентрирована. И пророческий дар. Он и себе многое предсказал, что сбылось («Я умру в крещенские морозы…»), и всем нам. И встал в один ряд со своими любимыми поэтами.Пушкин, Есенин, Рубцов. Рубцов сейчас – как знамя для тех, кто Россию любит, болеет за нее.

Что касается собственно вологодской поэзии. В 1960-е, при жизни Рубцова, было целое соцветие прекрасных, самобытных поэтов. Появилось даже такое понятие, как «вологодский литературный феномен». И сейчас на Вологодчине тоже есть поэты и поэтические объединения. Кто-то тяготеет к Рубцову, кто-то наоборот усиленно стремится преодолеть рубцовскую традицию и не подпасть под мощь и обаяние его таланта. В общем, литературная жизнь с ее противоречиями продолжается.


Что сейчас происходит вокруг Рубцова?
Пока круг тех, кто знает о Рубцове не только как о велосипедисте с букетом, не очень велик. Хотя он один из самых издаваемых русских поэтов сейчас. Но этот круг точно будет расти. В этом году Рубцову исполнилось бы 80 лет (совсем немного, он совсем наш современник – а уже классик), и прошло невероятное количество торжеств по этому поводу – фестивали, конференции, праздники в Вологде Тотьме, Москве, Питере. Они вообще ежегодные, но в этом году были особенно интересные и пышные. Вообще, Рубцов сейчас всё популярнее за рубежом – его переводят на европейские языки, восточные. В Китае о нем диссертации пишут. Осталось только заслуженно сделать его более известным на родине.



Почему надо ехать в Никольское?
Никольское было одним из любимейших мест Рубцова. Он называл его родиной – хотя сам родился в Емецке - это в Архангельской области. Но здесь в детском доме прошло детство, он и потом сюда приезжал и жил. И очень много писал. Есть «болдинская осень» Пушкина – и есть рубцовское Никольское. Сюда не так-то просто добраться – и Рубцова это привлекало, а вот туристов иногда отпугивает. Но кто доберется сюда – увидит местные красоты и убедится, что село живет. Есть даже производство – свое, уникальное: круглосуточно работает заводик по производству палочек для мороженого – аж двух видов. Местные жители не теряются, для туристов проводят разные мастер-классы, в том числе и по изготовлению всего, чего душа пожелает, из этих палочек. Ну и именем Рубцова Никольское живет. На одно село три музея! Музей Рубцова, музейный центр «Бирюзовый дом», музей при школе. В школе, правда, всё меньше детей. Но это повсеместно в глубинке. Село живописное, на речке Толшме. Можно остановиться, переночевать, погулять, сплавиться по реке. Возможностей – масса. Будет здесь, будем надеяться, в скором времени заповедник.

Росписи Русского Севера - 1

Про хохломскую роспись, существовавшую в Поволжье, слышали все. До революции в тех краях массово делали клёвые расписные чаши, миски и прочее. Потом пришли большевики и окончательно превратили этот центр росписи в фабрику по производству сувениров для туристов.

Роспись довольно быстро изменилась (не обязательно в лучшую сторону), налёт крестьянской наивности в ней окончательно исчез. Затем она стала символом всего русского и теперь принтами с хохломой позднесоветского образца обклеивают сувениры, самолёты, поезда и пластиковые туалетные кабинки на площади Революции у Московского Кремля.

Русский Север - вот, где настоящие росписи!

Про гораздо более клёвые росписи по дереву, бытовавшие у крестьян Русского Севера, в России не знает почти никто. Этим росписям повезло, они избежали советизации: почти все они умерли до того, как большевики придумали сделать на их базе фабрики по изготовлению сувениров для туристов. Таких росписей много в восточной части Вологодской области - там, где сейчас находится Эксп.

(Фото (С) Ю.Терехова). Другие картинки см. тут: http://facebook.com/kdiblog

Как вообще появились крестьянские росписи?

В господских домах и царских теремах росписи по дереву были с глубокой древности, например, они точно были в древнерусском государстве.

Людям попроще в те времена, скорее всего, было не до росписей. Но уже в 18 веке в некоторых деревнях крестьяне расписывали себе дома на манер господских. В тот период росписи домов у крестьян встречались лишь изредка: краски были слишком дороги для простых людей, а большая часть домов топилась по-чёрному: дым шёл в дом, а потом через дырку в потолке наружу. Какие уж тут росписи, всё закоптится. Крестьянских росписей тех лет почти не сохранилось: их и было очень мало.

Но к середине XIX века всё меняется. Появляются дешёвые привозные пигменты для красок, а в домах к этому моменту быстро появляются нормальные печки с дымоходами.

Тут-то крестьянское желание украсить себе дом и посуду на манер барского городского дома и находит себе выход. Росписи становятся показателем достатка крестьянской семьи. Появляются мастера, зарабатывающие себе на жизнь только росписями, и даже целые артели и промыслы. Отдельные расписные вещи покупают многие крестьяне с достатком выше среднего, а деревенские богачи заказывают росписи всего интерьера избы, а некоторые добавляют и экстерьер.

(Фото (С) Н.Телегин). Другие картинки см. тут: http://facebook.com/kdiblog

Самоучки - исключение

Видя крестьянские расписные вещи 19-го века, современный городской человек часто представляет себе крестьянина, который, выйдя на заре с кисточкой в руках, исполненный вдохновения, рисует от всей широкой русской души узоры на прялках.

Ничего подобного в действительности не было. Такое иногда бывало с резьбой по дереву, но роспись красками - отдельное умение, нужно знать про пигменты и связующие, научиться рисовать элементы росписи, уметь сочетать цвета, владеть традиционными композиционными приёмами, а что ещё сложнее - варить олифы или иные покрытия, чему учили в конце "курса обучения" мастера в артели. Итак, настоящие крестьянские мастера обязательно где-то учились: в семье, артели, в городе, или специально поступая к опытным мастерам в ученики.

Разумеется, самоучки иногда бывали, но их роспись обычно можно отличить за километр, настолько она примитивна. Таких самоучек было мало, и большого мастерства из них достигало ещё меньше. В этом посте мы приводим только фотографии более профессиональных росписей.

(Фото (С) Ю.Терехова). Другие картинки см. тут: http://facebook.com/kdiblog

Где же учились ремеслу?

Росписями зарабатывали все, кто мог.

Деревенские иконописцы охотно брали заказы на роспись бытовых вещей. Мастера книжной миниатюры из старообрядцев на Северной Двине попеременно расписывали прялки, писали иконы и заставки в "лицевые", т.е. иллюстрированные рукописи. Сохранились записные книжки одного из таких двинских мастеров: на одной странице эскиз прялки, на другой - прориси иконы, на третьй эскиз заставки для рукописи.

Именно у таких серьёзных мастеров учились художники попроще, которые книжные заставки или иконы писать уже не могли, зато прялки с более простыми узорами делали сотнями, нередко по трафаретам, полученным от более серьёзных мастеров.

Крестьянских художников в то время называли "малярами". Скажем, на некоторых расписных сундуках стоит подпись: "Красилъ мастеръ моляръ такой-то".

Большая удача для деревенского "маляра" - поучиться этому ремеслу в городе или хотя бы у городского мастера. Ради освоения секретов профессии, дающей надёжный и неплохой заработок, могли не то, что поступить в ученики, а даже выдать детей за представителей семьи, владеющей секретами росписей. А семья крестьянских художников ракульского центра отправляла молодёжь "на повышение квалификации" к художникам книжной миниатюры в местный староверский скит.

Итак, в каждом районе Севера появляются свои крестьянские художники. Возникают и два крупных центра маляров - отходников: вятский и костромской. Отходниками в то время называли людей, уезжающих на заработки из своей деревни в другие края. Эти отходники каждый год передвигались странствующими артелями по всему Северу, принимая заказы на роспись интерьеров и отдельных вещей. Сохранились расценки одной из таких артелей, которые подтверждают, что роспись интерьера избы была уделом богатых крестьян. То есть роспись избы изнутри примерно соответствует покупке машины Порше Каен для нынешнего городского жителя: это демонстрация большого достатка.

Появляются и крупные промыслы, где артели расписывают вещи массово, после чего скупщики развозят эту продукцию на продажу на рынки по всему региону.

(Фото (С) В.Митрофанов). Другие картинки см. тут: http://facebook.com/kdiblog

Подробнее обо всём этом в следующих сериях!

Каждый, кто дочитал до этого места, получает волшебный линк с тысячами фотографий крестьянских росписей и резьбы, которых нет в книгах: http://www.facebook.com/kdiblog - блог о крестьянском декоративном искуссстве!

Смешная старина

В Вологодской области путешественников всегда встречают анекдоты. Мы уже писали о странном белозерском ресторане, где порции одинакового супа несут с разницей в час. Когда я путешествовала по ВО в 2008 году и ходила по музеям, меня, студентку, везде пугались и мне открывали все двери. Я смекнула - что-то не так. Оказалось, все думали, что я - работающий под прикрытием ревизор из Петербурга, где накануне украли вещи из Эрмитажа, и поэтому были крайне милы.

Сегодня – несколько анекдотических историй прежних путешественников по Русскому Северу


Заваривать пакетик чая дважды признак русского человека?
У архимандрита с помянутыми игумнами стол всегда в келье и чрезвычайно дурной, например, из чайника чайная трава, что выбрасывается, он употребляет на ботвинью зимнюю и крепко расхваливает.
П. Челищев. Путешествие по северу России в 1791 году. Речь о Кирилло-Белозерском монастыре.

Про богатого вологодского купца
Про самого богатого купца, который состоит, конечно, и гласным думы, и церковным старостою в одном из храмов, местные обыватели рассказывают, что он столь усердно молит Господа о ниспослании ему всяких и житейских и небесных благ, что когда певчие во время просительной ектении возглашают «подай Господи, он кладет низкие поклоны и вслух произносит: «пожалуйста, подай, Господи». В это время богобоязненные старушки, стоящие в храме, особенно умиляются.
А. Фирсов. По рекам Вологде, Сухоне и Северной Двине

Как чекинился на Вологодчине Петр Челищев, путешественник 1791 года
Во все наше от губернского портового города Архангельска до уездного Вологодского наместничества Велико-Устюгской области города Тотьмы реками Двиною и Сухоною на катере путешествие каждому городу, в которых были, подъезжая к нему и выезжаючи из него, палили по пяти раз из больших пушек; всякому в виду нашем бывшему мужескому и девичьему монастырю с монахами — по три, а упраздненному без монахов — по три же выстрела, но из маленьких пушечек; каждому погосту — по одному разу из большей пушки; часовням — по одному ж выстрелу из маленькой пушечки; всякий день в вечернюю и утреннюю зорю — по одному же выстрелу из больших пушек.
П. Челищев. Путешествие по северу России в 1791 году.

Венец, избавляющий от головной боли
При раке находятся железные вериги, четки и венцы. Венцы сделаны из двух полос, крестообразно сложенных, с обручем вокруг головы. По преданию, эти реликвии принадлежали преподобному. В настоящее время богомольцы надевают их на себя, с верою исцеления от недугов. По объяснению монаха, который показывал мне венцы, – у преподобного был лишь один такой венец; когда было замечено, что венец, надетый на голову, избавляет верующего от головных болей, то появился на венец такой спрос, что не все желающие успевали им пользоваться. Тогда монастырем было изготовлено, по тому же образцу, еще пять таких же венцов, и который из них настоящий, – теперь не знают уже и сами монахи.
Как заставить сфоткаться деревенскую модель
Мы были в монастыре по окончании обедни. У раки служился молебен; стояло несколько пассажиров с нашего парохода, горожане и много баб. Одна из них, старенькая, с изможденным серьезным лицом, с платком на голове, подошла к ящику купить свечку. Как только М. М. увидал на ее голове один из железных венцов, тотчас же подошел к ней и стал уговаривать выйти из храма на двор, не объясняя зачем, но с явным намерением снять с нее фотографии.
Долго отмалчивалась баба от М. М., наконец огрызнулась:
– Не видишь разве, что свечу покупаю, иду на молебен. А ты с непутевым пристаешь.
– Молебен-то только начался, ты успеешь попасть к нему; я ведь прошу тебя только на минутку выйти из церкви.
– Оставь, не пойду, – ответила баба, отвернулась в сторону и широко перекрестилась.
М. М. тогда догадался обратиться к благосклонному содействию церковного старосты, который, действительно, воздействовал на бабу и заставил ее идти во двор. По пути прихватили и другую бабу в железном венце. Нужно было видеть то страдание, которое выразилось на их лицах, пока М. М. наводил на них фокус своего аппарата.
Отпустив баб с миром, М. М. обратился к старосте:
– Нельзя ли на кого-нибудь надеть вериги. Я еще сделал бы снимок.
– Не угодно ли, я их надену на себя.
– Пожалуйста. Кстати наденьте на голову и железную шапку. Староста скоро возвратился в шапке и веригах, надетых на темный пиджак, из-под которого видна была белая рубаха.
– Не будете ли вы так добры снять пиджак и надеть вериги прямо на рубаху, а то на темном они плохо выйдут.
Поморщился староста, однако пиджак снял и вериги надел на рубаху. Нужно признаться, что и без пиджака староста мало походил на отшельника.
А. Фирсов. По рекам Вологде, Сухоне и Северной Двине

Лейкин и Баранцевич безрезультатно пытаются пообедать в регионе
– Послушайте… Грибы у вас есть? – спросил его я.
– Грибы-с? – повторил он, как-то саркастически улыбнулся, покачал головой и отвечал: - Какие же грибы, помилуйте!.. Грибов нет. Нельзя же все закуски держать.
– Но надеюсь, что хорошенькую уху-то стерляжью можете приготовить?
– Уху-с? здесь, господин, горячей пищи нет. Здесь и кухни нет.
– Как, и пообедать, стало быть, нельзя? – воскликнул Баранцевич. – А зачем же у вас обеденный стол накрыт?
Действительно, посреди буфетной комнаты стоял отлично сервированный стол. Прекрасные фарфоровые тарелки, хрусталь, имелись даже бокалы для шампанского и цветные рюмки для рейнвейна, стояли две бронзовые канделябры со свечами и мельхиоровый холодильник.
– Пообедать можно сколько угодно здесь, а только холодными закусками, - отвечал буфетчик.
– Но кто же обедает холодными, - возразил я, совсем обескураженный. – Впрочем, может быть, хорошую ботвинью приготовить? Это уж и холодное.
– Откуда же взять ботвиньи, помилуйте! – был ответ.
– Как, и ботвиньи даже нет? Но ведь здесь рыбное место. Здесь рыбы много. А затем квас или кислые щи. Это уж везде есть.
– Не держим и квасу. Фруктовые воды есть у нас.
– Вот неожиданность! А мы думали здесь поесть хорошенько. Что же у вас есть? Чем можно пообедать?
– Да многое что есть. Ветчина есть.
– Ну, а еще что?
– Ветчина… Колбаса, балык… осетровый балык. Ну, и белорыбица провесная.
– Это соленая. Телятина есть?
– Откуда же взять телятины? Не держим. Сардинки есть, кильки, колбаса, ветчина…
– Да уж слышали, слышали про ветчину-то. Яичницу, может быть, можно сделать?
- Ничего горячего нельзя-с. Здесь и повара не держим.
Надежда хоть на какой-либо обед пропала. Приходилось только закусывать и запивать чаем.
– Тогда дайте нам скорей чаю полпорции, – сказал Баранцевич.
– Извините… Кипятку еще нет. Но самовар уж ставят. Сейчас будет готов.
Н. Лейкин. По Северу Дикому